< Бочка Диогена: февраля 2009

Бочка Диогена

Личная бочка Алексея Поликовского. Используется для сбора текстов, предназначенных для разных проектов, а также для размышлений о бренности бытия

понедельник, 23 февраля 2009 г.

KOPIMI

На Пиратской бухте есть значок, называется kopimi. Этот значок - противоположность знака копирайта. Один запрещает копирование, другой разрешает. Я выкладываю здесь репортажи о процессе над Пиратской Бухтой под знаком kopimi - чтобы они расходились по Сети. И они расходятся по блогам и сетевым изданиям, о чем может свидетельствовать любая поисковая машинка. На многих сайтах я уже видел их. Стихийно возникают и переводы. Вот тут перевод на английский язык текста "Подсудимый Интернет, встаньте!", сделанный stargrave. Опубликован во FreeSoft Daily. Кстати, интересное издание.

http://www.fsdaily.com/Legal/Defendant_Internet_get_up

суббота, 21 февраля 2009 г.

УТОПИЯ ПОД СУДОМ

Воскресный комментарий к процессу над Пиратской Бухтой

В субботу и воскресенье процесс не идет. Судья спокойно обедает в кругу семьи, прокурор еще раз обдумывает доказательства, которые он представит в понедельник, а подсудимые проводят время на вечеринке с музыкой. Они устраивают такие вечеринки во время суда, и на них собираются по двести человек. А мы тут, в заснеженной Москве, можем в эти дни, не отвлекаясь на стенограммы допросов, подумать о том, что все это вообще значит.
Кучка шведских мальчишек судится со всей мощью мировой индустрии развлечений. Их игра в Пиратскую Бухту оказалась непереносимой для воротил и магнатов. Они запустили свои серверы — и миропорядок, построенный на обязательности купли и продажи, вдруг зашатался.
А так ли уж обязателен этот миропорядок? Говорят: если зрители и слушатели не будут платить за просмотр и прослушивание, артисты обеднеют. Что за странная логика? Мы видим перед собой мир, в котором голодает миллиард людей, мы видим набухшую жиром, откормленную индустрию развлечений, мы видим ее топ-менеджеров, летающих на собственных самолетах, мы видим поп-звезд, чьи годовые доходы превосходят бюджет небольшой страны — и мы должны пуще всего на свете заботиться о процветании королей киноиндустрии и князей звукозаписи?
Представитель IFPI Питер Дановски прекрасно понимает, что речь на суде идет не об ущербе, причиненном отдельным компаниям, а о самом существовании шоу-бизнеса в его нынешней форме. Дановски не даром задал вопрос:“Проводили ли вы выступление по теме “Как разоружить миллиардную индустрию”?” И Петер Санд не даром ясно ответил: “Да”.
Пиратская Бухта ценна не только тем, что дает возможность скачивать файлы. Она ценна тем, что предлагает новую модель устройства мира. Конечно, тут возникает больше вопросов, чем есть ответов, но так и должно быть, когда рождается что-то новое. Вопросы такие: должен ли мир быть устроен так, как это удобно бизнесу, или он должен быть устроен так, как это удобно людям? Должны ли культурные ценности быть средством для безграничного обогащения, или они могут предоставляться людям бесплатно, как необходимый витамин для их развития?
Петер Сунде во время пятничных бесед с допрашивающим его представителем IFPI Питером Дановски говорил о том, что это политический процесс. Он прав. Под вывеской суда над нарушителями авторских прав на самом деле судят нарушителей правил всемирной игры, которая называется капитализмом. Пиратская бухта игнорирует куплю-продажу. Она игнорирует самое главное в капитализме: деньги. Это утопическая община, возникшая на цифровых просторах Интернета, подсказывает нам, что иная жизнь возможна. Надо только хотеть и пробовать.
Что происходит за кулисами процесса? Какое давление оказывала на шведское правительство ВТО, требуя залатать дыру, которую пробили в уставе всемирной торговли молодые радикалы? Какие слова говорил министр экономики США своему шведскому коллеге, требуя прекратить вызывающие выходки Пиратской Бухты, которая несколько лет подряд дразнила цвет голливудской номенклатуры? Какие тайные договоренности достигли монстры современного бизнеса — Microsoft, и Warner Brothers, и Universal — прежде чем начать судебное преследование Веселого Роджера? Мы этого не знаем.
Но мы знаем другое. Разгром Пиратской Бухты опечалит нас не только потому, что мы лишимся возможности скачивать файлы. Во-первых, такая возможность появится где-нибудь еще, а во-вторых, можно прожить и без голливудского фильма в субботу вечером. Поражение и закрытие Бухты, если оно случится, будет означать прекращение удивительного опыта, в котором на основе передовой технологии возникает новая форма жизни.

НА ПОРОГЕ РАЯ

Технологии работают на стороне Пиратской Бухты

Для того, чтобы быть обозревателем на этом судебном процессе, не обязательно находиться в Стокгольме. Это первый в истории суд, который транслируется в Сеть силами десятков добровольцев. Петер Сунде, сидя на скамье подсудимых, ведет свой блог в Твиттере. Тут же, в Твиттере, множество людей заняты переводом в Интернете — каждая реплика на процессе переводится в реальном времени на пятнадцать языков. Если вы введете в поисковую строку Твиттера #spectrial, то присоединитесь к компании.
Вообще-то судебный процесс не самое веселое дело. Следить за всем этим требует терпения. Иногда кто-то из комментаторов роняет: "Скукотааааа! Но прокурор реально клоун!"
rubzn транслирует все, происходящее в суде, на русском. Кто он такой, я не знаю, знаю только, что его сайт состоит из одной страницы, украшенной злобным выкриком: "Смотри в монитор весь день, потом иди домой и смотри в монитор всю ночь!" Вот кусочек из стенограммы допроса Готтфрида Свартхольма в переводе rubzn: "Ха-ха... Веселье продолжается. Прокурор: Почему вы продолжали этим заниматься? Св: А почему бы и нет". Минутой позднее Свартхольм говорит, что ему жалко деревья — сколько их пришлось убить для того, чтобы изготовить такое количество бумаги для судейских!
Мне тоже жаль деревья. Поэтому я пишу эти репортажи в GoogleDocs — как можно дальше от топоров, лесопилок и даже каталогов на собственном жестком диске.
Девушка София в Сан-Франциско слушает прямой репортаж шведского радио из зала суда и выдает каждую реплику в своем блоге все в том же Твиттере. Слова, произнесенные в зале суда в Стокгольме, в ту же секунду становятся известны всем желающим узнать их от Аляски до Южной Африки. Действующих лиц процесса Соня обозначает буквами: П — прокурор, ПС — Петер Сунде, U — Universal и так далее. Она выражает надежду, что шведский суд окажется непохожим на американский. В последний день процесса, говорит девушка, приговора не прозвучит. Она в это верит. Я тоже на это надеюсь, Соня!
Я вижу этот процесс в маленьком окошке, открытом на сайте bambuser.com. Анонимный оператор снимает происходящее в коридорах шведского суда мобильным телефоном. Живая трансляция идет весь день. Я вижу, как судейские в черных мантиях с важностью на лицах ходят по коридорам с толстыми папками под мышкой. Папки набиты бумагами. Коридоры, мантии, папки, скамейки, кадки с деревьями — присутствие как присутствие. Но по соседству с мгновенными цифровыми коммуникациями, с прямой трансляцией в Сеть, с микро-блогами, с live-камерами, с протоколами P2P и IPv6 все это производит впечатление унылой, убогой, дикой осталости.
Чтобы судить технологию, нужно быть на ее уровне. Но обвинитель Хакан Росберг не смог объяснить суду, как устроены распределенные хэш-таблицы, которые позволяют пользователям обмениваться файлами без участия Пиратской Бухты. Да и с компьютером г-н Росберг, видимо, не в ладах: он мучительно щелкал мышкой, пытаясь запустить PowerPoint, но так и не справился. В это же время Рик Фалквингс из Пиратской партии Швеции, сидя в зале с ноутбуком на коленях, размеренно и непрестанно берет торренты с Пиратской Бухты и закачивает файлы на свой компьютeр прямо на глазах судьи, прокурора, представителей Warner Brothers и Universal. Один, другой, третий. Делал! Делаю! И буду делать! Вот что это значит.
Технологии преображают мир. Технология это волшебная палочка, прикосновение которой изменяет нашу старую, закостеневшую в глупом грехе корысти Землю. С помощью передовых технологий Пиратская Бухта организовала самый потрясающий, самый удивительный культурный проект наших дней. Технология торрент-трекера освободила информацию из клетки бизнеса и сделала ее доступной для каждого, как доступен воздух. Никогда человечество еще не имело столь свободного и столь быстрого доступа к любым видам информации. Никогда еще свобода не была столь огромна, а новый, продвинутый, бесплатный мир столь реален и близок.

пятница, 20 февраля 2009 г.

ПОДСУДИМЫЙ ИНТЕРНЕТ, ВСТАНЬТЕ!

В Стокгольме идет суд над Пиратской Бухтой, крупнейшим файлообменным сервисом в Сети

Это судят не Пиратскую Бухту — это судят Интернет. Он не устраивает всемирную индустрию развлечений тем, что слишком широк и поэтому неподконтролен. Он не вмещается в их таблички дебета и кредита, а также в картину миру, сложившуюся за их узенькими лбами.
Это судят передовую технологию, за которой индустрия развлечений не поспевает. Торрент-трекер делает возможным мгновенный всемирный файлообмен, а они все еще находятся в разделенном мире наших бабушек и дедушек, где бутылку с керосином запирали на ключ в сарайчик. Каждый, кто пользуется uTorrent или Azureus, знает, какие роскошные возможности эти программы дают. С их помощью можно брать файлы, можно отдавать файлы (более того, процессы взятия и отдачи взаимосвязаны — нельзя брать, не давая). Но весь этот сложнейший технологический сегмент вреден с точки зрения индустрии развлечений, потому что не приносит ей прибыли. Они хотели бы откатить колесо времени назад, чтобы снова очутиться в счастливых пятидесятых, когда никакой Интернет не мешал им рутинно щелкать арифмометрами, делая деньги на продажах музыки и кино.
Пиратская Бухта ставит их в тупик. Они не знают, как с ней быть. Двадцать пять миллионов человек обмениваются файлами, а индустрия развлечений в ошеломлении глядит на это и растерянно бормочет себе под нос устами обвинителя на суде: "Из-за Пиратской Бухты невозможно организовать легальное распространение контента через торренты за деньги, так как они это делают бесплатно". Ну и что? Если я завтра выйду на улицу и начну бесплатно раздавать купленные мной книги, то следует ли сажать меня в тюрьму за то, что я своими действиями подрываю книготорговлю? Если найдется миллиардер, который откроет бензозаправки с бесплатным бензином, то надо ли отдавать его под суд за то, что он наносит ущерб тем, кто дерет втридорога?
На процессе сталкиваются две модели мира: платная и бесплатная. Платная судит бесплатную, отсталая продвинутую. Касса в магазине судит двухъядерный процессор с тремя уровнями кэш-памяти. Господа в лимузинах судят четырех молодых людей, пришедших в суд с ноутбуками и рюкзачками. Кошелек судит воздух (за то, что бесплатен). Бухгалтерская сводка наезжает на Интернет за то, что он не прилавок для торговли.
То, что происходит сегодня в Стокгольме — это процесс между капитализмом и футуризмом, между хозяевами земли и общиной Интернета. Хозяевам мало того, что они испохабили Землю, что они превратили ее в помойку на кладбище, что они создали индустрию голода и промышленность уничтожения природы — теперь они лезут в Интернет, чтобы преобразовать его в машинку для заколачивания денег. Они тащат туда старомодный скарб, доставшийся им по наследству от Адама Смита: норму прибыли, процент выручки, вал, нал. Торговые варвары впираются в тонкий мир цифровых коммуникаций с дубинкой копирайта и надеются с ее помощью загнать непослушных в торговые гетто.
У них ничего не выйдет. Интернет это колобок, который ушел от бабушки капитализма и дедушки тоталитаризма. Интернет это не капитализм и не коммунизм, не американская выборная демократия и не российская вертикаль власти, это нечто совсем другое. Это среда, самую суть которой составляют свободная коммуникация и беспошлинный обмен. Пусть бедная индустрия развлечений пытается построить таможни в небе и разливать в бутылки с наклейками океан — Интернет переживет и этот процесс, и индустрию развлечений, и даже государство, которое в один прекрасный день, движимое стремлением к прогрессу, уйдет в виртуальный мир и исчезнет в нем.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В БОЧКУ!


Сегодня Бочка Диогена открылась для странников Сети, потерянных душ, полуночных читателей, секретных философов, одиноких сердец и прочих бродячих животных нашего подлунного мира.